Информация

Стены Стона


Стонские стены - самая длинная полная система крепостей в Европе (и вторая в мире после Великой Китайской стены), и в просторечии они известны как «Великая стена Хорватии».

Изолированная система стен на полуострове Пелешац соединяет Стон с соседним городом Мали («маленький») Стон. Стены были построены в XIV и XV веках с двумя разными целями: во-первых, служить первой линией обороны для Стона, а также стратегически важного портового города Дубровника в 60 км к югу от побережья Далмации, а во-вторых, для защиты очень прибыльные солеварни в этом районе, которые действуют и по сей день. Соль, производимая в Стоне, считается самой чистой во всем Средиземноморском регионе.

Стены из известняка имеют форму неправильного пятиугольника, и сегодня их длина составляет чуть более пяти километров. Первоначально они были построены с 40 башнями и пятью крепостями, хотя сегодня сохранилось только 20 башен. Внутри стен улицы выложены перпендикулярно.

После почти 50 лет реставрации (для обеспечения подлинности с использованием тех же или аналогичных методов, что и первоначальные строители) стены вновь открылись в 2009 году. Они привлекают все большее количество туристов, отчасти для того, чтобы увидеть одни из лучших оборонительных стен и крепостей в Европа и, возможно, самые потрясающие виды на Адриатическое море, которые вы найдете вдоль побережья Далмации.

На территории очень мало удобств, за исключением нескольких ресторанов на склоне холма, где подают, как утверждается, одни из лучших устриц в мире, которые едят буквально в нескольких метрах от того места, где они выращиваются. В городе Стон есть отели, апартаменты, магазины и кафе, а также прекрасные пляжи, водные виды спорта и возможности для экскурсий в дальние районы.

Поклонники Игры престолов могут узнать стены Стона как укрепления, защищающие Королевскую Гавань.


Стены в истории

Эта история описывает границы полей и ограждения, построенные фермерами, земледельцами и рабочими, которые являются такой важной особенностью сельской местности, которую они пересекают, и которые в основном используются сегодня. Сюда не входят сухие каменные здания и укрепления более ранних времен, такие как брошюры железного века в Шотландии или деревня Скара Брей на Оркнейских островах, многие из которых демонстрируют передовое мастерство в сухой каменной кладке.

Ограждение скалистых возвышенностей Британии началось еще в доисторические времена, когда кочевой скотоводческий и охотничий образ жизни постепенно уступил место оседлому земледелию. Это оставило постоянный, хотя и слабый след на земле в виде каменных кругов и окружающих их неправильных лоскутов канав и дамб, что является торговой маркой «кельтской» системы полей. Эти ранние поселения были сосредоточены на более сухих террасах и склонах холмов, где леса и кустарники легче всего очищались. Сейчас они остаются, часто намного превышающими нынешние пределы возделывания, как свидетельство более мягкого климата. В Ирландии самые ранние следы обнесенных стенами полей были обнаружены в мегалитических гробницах эпохи позднего неолита. Здесь узор из небольших полей, по-видимому, произвольной формы, все еще можно найти вокруг разбросанных усадеб, которые заменили старые «клачаны» или племенные поселения.

В Великобритании остатки поселений вокруг юго-западных болот, в Озерном крае и на террасах из известняка и песчаника на западных Пеннинах обычно относят к римско-британскому периоду, хотя отдельные находки датируются 2000 годом до нашей эры. . Конечно, это было примерно во время римских вторжений, когда возникли довольно сплоченные племенные федерации, способные возводить обширные укрепления и оборонительные земляные укрепления.

Следующий основной период строительства стен начался в раннем средневековье и продолжался, медленно и со многими изменениями темпа в зависимости от экономических условий того времени, в постсредневековый период. Наиболее полно он был прослежен в Йоркшире, где он связан с англосаксонскими и скандинавскими поселениями начиная с VI века нашей эры (Raistrick, 1966). Именно тогда по-настоящему возникла система открытого грунта, столь характерная для средневекового английского сельского хозяйства. Обычно поселения делили свои владения на три части. На плодородных, плоских и сезонно затопляемых низинах располагались «лей» или «цуги», отделенные от более сухой земли постоянной канавой и забором, живой изгородью или сухой каменной стеной. Два или три общих поля были аналогичным образом ограждены друг от друга и от третьего участка, который представлял собой обычное пастбище или пустошь, простирающуюся до границ следующего поселения. Постоянных разделов на заливных лугах или на общем поле не было. Там, где сохранились средневековые стены, они представляют собой огромные валуны с небольшими переходами по камням, без сквозных отверстий или верхних камней, но с небольшим количеством теста. Они следуют довольно неравномерному расположению в ответ на неподвижные препятствия или прихоти валлера.

Хотя стены открытого поля все еще можно проследить в некоторых деревнях Йоркшир-Дейлс, особенно в Линтоне в Уорфедейле, общее воздействие этих ограждений было ограниченным. Большая часть земли оставалась пустой, за пределами границ, хотя с XII века споры о пастбищах в некоторых случаях приводили к возведению стен между большими владениями. Эти стены или канавы вересковой пустоши сегодня редко можно проследить, но они остаются одними из самых ранних ограждений, о которых имеются письменные документы (стр. 10).

Между тем в «кельтской окраине» сохранилась старая система приусадебного участка - пригородного участка, даже там, где более ранние поселения были заброшены. В гранитных областях Корнуолла и Девона, в некоторых частях Уэльса и Шотландии и на большей части Ирландии рассказывается история о продолжающемся грызении открытых земель. Крошечные садовые участки, огороженные массивными стенами, окружали каждую усадьбу, но эти островки возделывания оставались практически затопленными на обширном пространстве открытого болота.

Следующий определенный период возведения стен, который особенно затронул регион Пеннин, начался в 14-15 веках и продолжался до 18 века. Его пик пришелся на елизаветинский период, когда дачникам и домовладельцам впервые по закону было разрешено ограждать небольшие «фермы» или частные владения. Плодородие пахотных земель к этому периоду практически исчерпалось. Чтобы оживить землю, отдельные домовладельцы должны были использовать свои собственные запасы навоза и улучшать свои владения. Крофты были небольшими, в среднем около половины акра (0,2 гектара), с четырьмя или пятью разбросанными землями у каждого дома. Крофты были обнесены стеной заинтересованными лицами из камня, добытого в карьере или очищенного от обычных отходов. Хотя стены по-прежнему были приземистыми и плохо пересеченными, их линии были более правильными, чем у старых отдельных ограждений. К 16 веку предпринимались попытки развести улучшенные типы овец для получения их шерсти, а части отдаленных отходов были закрыты, чтобы облегчить эту работу. Ограждения на севере были ограничены окрестностями деревень, в то время как более обширные ограждения имели место на юге и в Мидлендсе. В Пеннинах этот период завершился «лабиринтом маленьких ограждений, земельных участков и крошечных полей, среди которых едва ли есть прямая стена», который до сих пор окружает многие деревни Долин (Raistrick, 1966).

Население продолжало расти в 17-18 веках, оказывая давление на старую систему открытого грунта. На Пеннинах в этот ранний индустриальный период образовались «водозаборы», которые представляли собой прямоугольные поля площадью 1–3 акра (0,4–1,2 га), расположенные за пределами старых общих полей. Почва вересковой пустоши была непригодна для выращивания сельскохозяйственных культур, но ее можно было известковать и осушать для содержания овец. Эти поступления давали горнодобывающим и текстильным рабочим, которые обрабатывали их, источник белка, а также работу на открытом воздухе, которую их работодатели считали выгодной.

В этот период также наблюдались гораздо более обширные ограждения, которые сформировали основные пастбища общины, часто площадью несколько сотен акров, и отделяли прилегающие городки друг от друга. Они были сделаны по общему согласию и вовлекали всех пайщиков в строительство, а зачастую и ремонт стен. Обычно пастуху платили за пастбища, а иногда ему приходилось ремонтировать стены и ворота. Внешние каменщики или каменщики редко требовались ни для строительства, ни для обслуживания.

Около 1780 года ситуация резко изменилась. С этого времени вольеры продвигались крупными землевладельцами или одним или двумя частными лицами в каждой области для их собственной выгоды. У этих людей были средства и влияние для разработки частных парламентских актов, которые фактически лишали мелких фермеров их общих прав. В каждом законе назначены уполномоченные для обследования рассматриваемой территории и распределения участков для каждого заявителя, а также пропорциональная ответственность за ограждение владений. Поскольку установленный предел для ограждения границ составлял всего год или два, спецификации были очень строгими, а требуемая длина часто составляла много миль, комиссарам приходилось нанимать гуляющих или людей, свободных от земли, для выполнения работы. Только самые богатые партии могли оплатить этот труд, остальные должны были уступить свои доли комиссарам. Как заключает Рейстрик (1966):

Ограждения были трагедией для маленького человечка, он потерял право пасти на холме, потерял свой клочок земли и был вынужден стать наемным рабочим во время падения заработной платы и роста стоимости жизни. Он обеспечил порабощение трудящихся классов.

В 1801 году ситуация была дополнительно рационализирована общим парламентским актом, и к 1820 году большая часть работ была сделана. Старое общинное поле было разделено на небольшие прямоугольные участки с прямыми стенками. В Pennines эти стены корпуса визуально безошибочны, с их точно расположенными сквозными отверстиями и верхними камнями, однородным тестом и неизменной высотой. Эти стены были спроектированы городскими геодезистами и построены профессионалами, которые работали в бандах все месяцы, чтобы закончить работу.

Если брать Англию в целом, многие земли были в ее современном виде еще до Закона о закрытии. В Мидлендсе, который, возможно, является сердцем системы открытого грунта, к 1700 году было закрыто не менее 30% земли. Во многих графствах, включая Кент, Сассекс, Девон, Херефордшир, Вустершир, Чешир, Ланкашир, Стаффордшир, Нортумберленд, Дарем В Саффолке и Эссексе система открытого поля никогда не имела сильного влияния, а частичное ограждение происходило более или менее непрерывно, начиная с XII века.

На юго-западе Англии и большей части Уэльса старая кельтская система полей постепенно превратилась в одну из отдельных усадеб, окруженных небольшими полями, с большими территориями, оставшимися в виде общей вересковой пустоши. В Уэльсе возведение стен оставалось делом для мелкого фермера даже после того, как он стал арендатором отсутствующего землевладельца. В отчете Королевской комиссии от 1894 года говорится, что «каменные стены в районе обычно строились арендатором, за исключением гор, где иногда стены были длинными, а их возводил домовладелец». Комиссия отметила множество жалоб со стороны арендаторов, которые арендодатели «исчерпали» компенсацию за свою работу в течение всего четырнадцати или пятнадцати лет, тогда как стены были как новые в течение двадцати, тридцати и более лет.

Согласно Рейнсфорду-Ханнею (1972), огораживание началось в Шотландии с Законом о огораживании 1710 г., касающимся некоторых земель в западном Киркудбрайтшире. Участки земли сдавались в аренду бесплатно людям, которые переезжали к ним весной, устраивали хижины, похожие на шатры горцев, обрабатывали свои участки и взамен строили ограждающие стены. За год или два было поднято много миль дамб, что значительно повысило ценность земли. Этому примеру быстро последовали, но не без сопротивления со стороны групп людей, которые пытались сломать стены и ранить животных. Головорезов казнили, и после этого ограждения прошли практически беспрепятственно.

Многие шотландские дамбы были построены в соответствии со стандартными спецификациями, лучшими и самыми высокими из которых были походные дамбы, ограничивавшие большие поместья. В некоторых местах особые проблемы привели к появлению необычных стен, таких как расчистка Монимуск или дамбы «потребления» к северо-западу от Абердина. Rainsford-Hannay (1972) цитирует контракты 1736 и 1741 годов, в которых арендатор должен был ограждать определенную территорию высотой в один угол, или 3 & # 82171 & # 8243 (940 мм), используя камни, взятые изнутри, до тех пор, пока как есть и большие, и малые »и« не оставлять в ограде камня, который трое мужчин не могут перекатывать или четверо несут в ручной тачке ». В первом контракте оговаривалось, что нужно избавляться от «слабых» или торфяных дернов, но в более позднем контракте это не было, вероятно, потому, что это лишило землю важного верхнего слоя почвы. Вместо этого арендатору платили за то, чтобы высота стены составляла 4 & # 82177 & # 8243 (1,4 м), когда он пожелал, используя камни, которые поднялись после вспашки. Самая большая дамба потребления - Кингсвелл-Вест-Дайк (стр. 126).

Вольеры Озерного края в целом появились довольно поздно. До Союза 1603 года рейды через границу из Шотландии держали этот район в таком небезопасном состоянии, что земля продолжала обрабатываться общинами, что облегчало некоторым мужчинам покидать землю в короткие сроки для временной военной службы. После прекращения пограничных беспорядков многие из общих полей поселков были огорожены и улучшены по частному соглашению, но сельское хозяйство оставалось в целом отсталым по сравнению с другими районами страны. Большинство стен Лейкленда были построены после Закона 1801 года о парламентском ограждении.

Большинство ирландских стен также построены недавно. С середины 18-го века земельные реформаторы выступали за огораживание, но постоянные стены на местном уровне вызвали сильное сопротивление. Вместо этого были построены однолетние дерновые заграждения, которые затем были сброшены после сбора урожая, чтобы они могли пополнить почву. Эта практика продолжалась во многих областях и в 18 веке. Древние мегалиты Ирландии остались в основном нетронутыми даже в периоды возведения стен, поскольку существовало сильное суеверие против раскалывания больших камней.

История ограждающих стен из сухого камня не совсем заканчивается 19 веком, хотя земли оставалось разделить совсем немного. Горнодобывающая промышленность привела к временным взрывам стен в определенных областях, например, в некоторых районах Йоркшир-Дейлс. В 20-м веке расширение и строительство дорог привели к необходимости строительства многоколонных стен. В течение 1930-х годов восстановление придорожных стен в Западном райдинге Йоркшира использовалось для снижения уровня безработицы среди местных жителей. В последнее время национальные парки и другие органы власти, занимающиеся сохранением сельской местности, активно продвигают строительство стен из сухого камня с помощью грантов и других схем (глава 2). Из-за того, что в середине 20-го века работало очень мало постоянных рабочих, их число теперь снова растет, поскольку важность сохранения окруженного стенами ландшафта стала очевидной. Как подробно описано в главе 2, многие стены находятся в плохом состоянии, и для их восстановления потребуются инвестиции, аналогичные капиталовложениям в эпоху ограждений. Обнесенный стеной ландшафт возвышенности Британии - памятник вековому терпеливому труду, и он слишком важен, чтобы его оставили в упадке.


Узнать больше о стене Трампа и # x27s

Читайте дальше, чтобы узнать о других знаменитых стенах, оставивших свой след в истории.

Берлинская стена была одной из самых известных стен в современной истории, разделявшей нацию на 28 лет и сыгравшей значительную роль в конфликте под названием «холодная война».

Еще в 1950-х годах Германия была разделена на две части - Восточную Германию и Западную Германию.

Столица страны Берлин фактически находилась в Восточной Германии, но город также был разделен между восточными и западными державами, и между ними была воздвигнута стена.

Сначала это был просто забор, но вскоре его залили бетоном, и его высота местами достигала 3,6 метра.

Идея заключалась в том, что стена остановит бегство людей из более бедного коммунистического Восточного Берлина (и советской власти) в Западную Европу.

Многие сотни людей погибли, пытаясь перейти его в надежде на лучшую жизнь на другой стороне.

Берлинская стена стала символом угнетения и контроля со стороны Восточной Германии и Советов над своими гражданами.

С приходом президента США Рональда Рейгана в 1980 году и советского лидера Михаила Горбачева в 1985 году Восток и Запад начали больше сотрудничать, чтобы уладить свои разногласия и научиться сосуществовать.

В ноябре 1989 года граница была объявлена ​​открытой, и в Берлине начали сносить стену.

По сей день Берлинская стена и то, что от нее осталось, остается мощным символом раскола. Миллионы туристов ежегодно посещают то, что осталось от стены.


Новую Англию пересекают тысячи миль каменных стен

Конкорд

Прогуляйтесь по участку леса в Новой Англии и, скорее всего, вы в буквальном смысле наткнетесь на каменную стену. Возможно, высотой до бедра, он вымощен камнями разной формы и размера, с пятнами лишайника и губчатым мхом вместо раствора. Большинство камней - это так называемые «двуручные» камни, достаточно легкие, чтобы их можно было поднять, но не одной рукой. Стена спускается с холма и скрывается из виду. По словам Роберта Торсона, геолога-ландшафтного геолога из Университета Коннектикута, эти стены «черт побери» находятся в лесах сельской местности Новой Англии.

По его оценкам, существует более 100 000 миль старых, заброшенных каменных стен, которых достаточно, чтобы облететь земной шар четыре раза.

Кто построит каменную стену, не говоря уже о сотнях тысяч миль, посреди леса? Никто. Стены были построены не в лесу, а на фермах и вокруг них. К середине XIX века поселенцы вырубили более 70% лесов Новой Англии, представляя собой холмистый ландшафт небольших приусадебных участков, насколько хватало глаз. Но к концу века индустриализация и крупные фермы привели к тому, что тысячи полей были заброшены, и начался медленный процесс лесовосстановления.

«В Новой Англии были прекрасные пастбища», - говорит Торсон. & # 8220 Это была экономика из говядины, масла и бекона. & # 8221

Когда фермеры расчищали леса Новой Англии, они находили камни и участки в большом количестве. Ледники, отступившие в конце последнего ледникового периода, оставили после себя миллионы тонн камня самых разных размеров. Почвы Новой Англии и сегодня остаются печально известными каменистыми.

Каменные стены на Блок-Айленде, Род-Айленд, c. 1880. Историческое общество острова Блок, напечатано Робертом Дауни.

Когда жизнь дает тебе камни? Постройте стену. Фермеры вытаскивали эти препятствующие плугу камни со своих полей и складывали их по краям. «Основным интересом фермера были его поля», - говорит Торсон. & # 8220 Стены - это просто свалка. Это была обычная сельскохозяйственная работа. & # 8221 Этот процесс был воспроизведен на тысячах ферм по всему региону - коллективный акт труда ледникового масштаба.

Запасы камня казались бесконечными. Осенью расчищают поле, а весной собирают новый урожай камней. Это происходит из-за процесса, известного как «морозное пучение». По мере того, как обезлесенные почвы замерзают и оттаивают, камни перемещаются и мигрируют на поверхность. & # 8220 Люди на Северо-Востоке думали, что их туда засунул дьявол, - говорит Сьюзен Олпорт, автор книги. Каменные проповеди: каменные стены Новой Англии и Нью-Йорка. & # 8220 Они просто продолжали приходить & # 8221

Каменная стена в Олд-Мансе, Конкорд, Массачусетс. Роберт Торсон

Пик возведения стен пришелся на середину 1800-х годов, когда, по оценкам Торсона, их было около 240 000 миль в Новой Англии. Это составляет примерно 400 миллионов тонн камня, или достаточно, чтобы построить Великую пирамиду в Гизе более чем в 60 раз.

Никто не уделяет больше времени размышлениям об этих стенах, чем Торсон, который написал детскую книгу, практическое руководство и бесчисленное количество статей о них с тех пор, как впервые переехал в Новую Англию в 1984 году. Торсон, лысый и бородатый, камень, покрытый мхом. Сам является геологом-ландшафтом, и он отчетливо помнит свои первые прогулки по лесам Новой Англии, когда он пересекал одну каменную стену за другой. Его разум был полон вопросов о том, что они из себя представляли и кто их построил. «Это было необычайное явление», - говорит он. & # 8220 Одно вело к другому, и я был одержим этой темой & # 8221.

Торсон начал инициативу Stone Wall в 2002 году, направленную на информирование общественности об этой отличительной особенности их лесов, в дополнение к сохранению стен и изучению того, как они влияют на окружающий их ландшафт. Торсон заработал репутацию абсолютного эксперта в этом явлении. & # 8220 Вы знаете, как в музее естествознания может быть человек, который идентифицирует для вас вещи? «Я вроде как тот парень для каменных стен», - говорит он.

Роберт Торсон с каменной стеной, Национальный заповедник дикой природы Котел-Понд, Род-Айленд. Лиам Нангл

Каждый год он водит своих учеников в кленово-буковый лес в Сторрсе, штат Коннектикут, который он называет & # 8220The Glen & # 8221, чтобы посмотреть на классическую каменную стену усадьбы. Эта стена высотой до бедра построена в основном из гнейсов и сланцев - метаморфических пород, обычных на склонах долин в центральной части Новой Англии. С помощью Thorson & # 8217 можно увидеть небольшую структуру в том, как камни были сложены в беспорядочные ярусы фермером, который добавлял по одной загрузке за раз.

Торсон может быть особенно одержим стенами, но не только он в этом заинтересован. Его постоянно приглашают выступить в садовых клубах, исторических обществах, публичных библиотеках и т. Д. «Интерес не утихает», - говорит он. & # 8220 Двадцать лет спустя это & ​​# 8217 продолжается & # 8221.

Его полевой проводник, Исследование каменных стен, представляет собой каталог некоторых из самых необычных, интересных или самобытных стен в регионе. Самым высоким примером является морская стена из цемента под утесом Уок в Ньюпорте, штат Род-Айленд, высотой более 100 футов. Самая старая стена в Popham Point, штат Мэн, датируется 1607 годом. Любимая исторически значимая стена Торсона находится в Old Manse, историческом доме в Конкорде, штат Массачусетс. Он служил прикрытием для мелких солдат, стрелявших по британцам во время Войны за независимость. Торсон также выделяет Роберта Фроста & # 8217s & # 8220Mending Wall & # 8221, расположенную на его ферме в Дерри, штат Нью-Гэмпшир, которая послужила источником вдохновения для знаменитой линии & # 8220 Хорошие заборы - хорошие соседи & # 8221.

& # 8220Mending Wall & # 8221 на ферме Роберта Фроста & # 8217s в Дерри, Нью-Гэмпшир. Роберт Торсон

Торсон знает столько, сколько можно знать о всемирно удивительной паутине стен на северо-востоке, но еще многое предстоит узнать, особенно в том, что касается того, что они значат для экосистем, например, их роль как среды обитания, так и препятствия для диких животных и их влияние на эрозию и отложения. & # 8220 Это звучит глупо, - говорит он, - но мы почти ничего о них не знаем & # 8221

Географ и ландшафтный археолог Кэтрин Джонсон получила докторскую степень, занимаясь картированием каменных стен сверху, используя лидар (обнаружение света и определение расстояния). Лидар похож на радар, только вместо радиоволн для обнаружения объектов он использует свет. Лазерные импульсы - 8212 тысяч в секунду - излучаются специально оборудованным самолетом. Таких импульсов так много, что некоторые из них могут попасть в небольшие промежутки между листьями и проникнуть до самой лесной подстилки, даже сквозь густой древесный покров. Лидарные изображения Johnson & # 8217 показывают протяженность этих пересекающихся каменных стен так, как ничто другое не может.

Лидарное изображение, показывающее скрытые стены под лесом в Истфорде, штат Коннектикут. USDA NRCS, CTECO, Кэтрин Джонсон и Уилл Уимет

Ее исследования показывают, что стены, лишенные возрождающихся лесов региона, представляют собой снимок истории XIX века - карту того, какие земли были расчищены и обработаны в то время. В сочетании с другими данными о самих лесах это может помочь специалистам смоделировать исторический лесной покров и, в свою очередь, помочь экологам понять, как леса вырастают после того, как они были нарушены или полностью вырублены. Стены могут содержать ключ к социальной истории Новой Англии, включая образцы поселений и стили земледелия. Они обеспечивают статический фон, на котором можно измерить изменения.

«Каменные стены - самые важные артефакты в сельской местности Новой Англии», - говорит Торсон. & # 8220Они & # 8217г - внутренняя связь с прошлым. Они точно так же являются остатком былой цивилизации, как и руины в тропических лесах Амазонки & # 8221.

Каждый из миллионов камней, из которых состоят каменные стены Новой Англии, принадлежал человеку, обычно живущему за счет натурального хозяйства, или, возможно, наемному коренному американцу или рабу. То, что осталось, - это след бесчисленных индивидуальных действий, запечатленных на ландшафте. «Эти труды», - говорит Олпорт, - «сотни лет спустя они продолжаются».


История, скрытая в стенах

Как только вы начнете копать - будь то раскопка многонаселенной городской земли для коммерческого проекта или снос стен дома - вы никогда не знаете, что найдете. Это может быть ритуальный объект, помещенный здесь для защиты от злых духов 300 лет назад или несколько десятилетий назад. Возможно, его положили туда специально или оставили случайно. Если это не капсула времени с запиской, вы никогда не узнаете наверняка.

Каждое здание несет историю в своих стенах, потолках, полах и фундаменте. Само дерево, гипс и камень могут содержать могущественные секреты, даже талисманы, некоторые из которых были помещены туда, чтобы их могли найти будущие жители - нить, связывающая прошлое и будущее.

Рассмотрим Мишель Морган Харрисон, дизайнер интерьеров, которая ремонтирует свой дом, дом, построенный в 1816 году в Нью-Ханаане, штат Коннектикут. Ее генеральный подрядчик Патрик Кеннеди недавно обнаружил череп, похороненный под старой балкой из белого дуба. "Сначала я подумал: это человек!" - сказала мисс Харрисон, которая с облегчением обнаружила, что это не так. Тогда они подумали, что это может быть череп лошади, один из объектов, которые ирландские строители традиционно помещали в дома.

Оказалось, что это собака, хотя половина черепа отсутствует.

«Я видел всего понемногу» во время ремонта, - сказал г-н Кеннеди, подрядчик и плотник в течение 20 лет. «Но череп был уникальным, и он никак не мог упасть туда, как был захоронен. Его поместили почти точно по центру под дверным проемом, и никаких других костей с ним не было. Я сразу подумал, что это что-то суеверное ».

Он сказал, что настолько сильно, что планирует перезахоронить его на том же месте в доме после завершения ремонта.

Изображение

«Практика закапывания или сокрытия элементов конструкции дома называется замуровыванием», - сказал Джозеф Хиткотт, историк архитектуры и урбанист, преподающий в Новой школе в Нью-Йорке.

«На самом деле это древняя практика, которая существует во многих культурах и цивилизациях», - добавил доктор Хиткотт. Самыми известными примерами являются артефакты, погребенные с египетскими фараонами в пирамидах, но он сказал, что ритуальные предметы часто находили в стенах римских вилл и обычных домов во время археологических раскопок. «История масонства уходит своими корнями в ритуалы сокрытия тайн каменщиками, запечатывающих секреты в своих зданиях», - сказал он.

Предметы часто прятали, чтобы принести жителям удачу. Так было в Ирландии, сказал он, «где при строительстве дома было обычным делом закапывать череп лошади в пол или под очаг - кельтская практика, уходящая корнями в прошлое. Иногда это был бы весь череп, иногда только передняя часть или верхняя часть без нижней челюсти ».

В Англии и Ирландии во многих регионах было принято закапывать мертвых кошек в стены или под полы домов, чтобы отогнать злых духов, добавил доктор Хиткотт.

Все это звучит как древняя история - до тех пор, пока вы или ваша рабочая команда что-нибудь не найдете.

Когда Роб ДеРокер, консультант по маркетингу из Тэрритауна, штат Нью-Йорк, начал реконструкцию своего дома 1843 года, известного как Ледяной дом - он использовался для хранения льда в 19 веке, - появилось несколько объектов. Он нашел глиняную трубку и кисет для табака внутри оконной рамы, рулон для пианино в потолке, детскую карточку с алфавитом и несколько керамических плиток, расписанных вручную. Он мечтал о богатствах «Роуд-шоу антиквариата», но обнаружил, что эти предметы скорее исторические, чем ценные. Тем не менее г-н ДеРокер наслаждается материальной историей своего дома: «Когда этот дом был построен, Авраам Линкольн еще был юристом», - сказал он.

Люди, которые думают, что нашли что-то старое и ценное, часто связываются с Нью-Йоркским историческим обществом, сказала Маргарет К. Хофер, вице-президент общества и директор его музея. «Нам постоянно поступают такие звонки», - сказала она. Сотрудники музея обычно просят фотографию по электронной почте, прежде чем принять решение более внимательно.

«Некоторые определенно думают, что собираются разбогатеть - обычно они ошибаются», - сказала она. Обычные находки включают старые газеты, иногда используемые для изоляции, а также огнестрельное оружие и боеприпасы, такие как пушечное ядро ​​времен войны за независимость, найденное на заднем дворе Бруклина в августе прошлого года. По ее словам, этот бой действительно оказался исторически ценным, ознаменовав собой ключевое сражение, хотя и «крупную потерю для американской армии».

Пару лет назад г-жа Хофер открыла капсулу времени 1914 года, созданную Ассоциацией деловых людей Нижнего Уолл-Стрит и переданную в то время историческому обществу на хранение, чтобы открыть позже.

Капсула 1914 года, заключенная в красивый латунный сундук, хранилась в обществе до 2000 года, выставлена ​​в закрытом виде в его Центре Люси с 2000 по 2014 год, «а затем с большой помпой открылась в октябре 2014 года, когда ее снова запечатали», - сказала г-жа Мисс. - сказал Хофер. «В нем было много публикаций того времени, включая газеты, периодические издания и годовые отчеты», - сказала она.

В 2015 году подростки-любители музеев создали собственную капсулу времени, добавив в нее электронные сигареты, мобильный телефон, чашку Starbucks и билеты на концерты.

Одним из богатейших источников экспонатов музея является Ear Inn, дом, построенный примерно в 1770 году и до сих пор стоящий - хотя за последние 20 лет он просел на 10 дюймов - по адресу 326 Spring Street в Нижнем Манхэттене. Сегодня на его первом этаже находится бар и ресторан. В доме было много сувениров из раннего Нью-Йорка, когда его владельцы, Мартин Шеридан и Ричард Хейман, откопали подвал.

«Там много замечательных вещей, - сказала г-жа Хофер, - предметов повседневной жизни. Это снимок периода времени и класса людей ". Улов включал ночной горшок и кувшины для виски.

«Мы копали подвал, чтобы поставить опоры для укрепления дома», - сказал г-н Хейман. «С момента постройки здание утонуло на шесть футов».

Дом не нуждается в революционных полномочиях, чтобы быть сокровищницей.

“In my 30 years of architectural practice we’ve found many different things under floors and inside of walls, most left there inadvertently,” said Marvin J. Anderson, a Seattle architect. “Newspapers were used for years as insulation, and regularly help us date when an addition was built or an improvement was made.” In a recent renovation of a 1914 Seattle house, he found a layer of 1924 newspapers under the floorboards in a maid’s room.

“While renovating a 1902 house several years ago, we came across a fire-scorched red corset inside a wall,” he said. “It certainly stopped construction for several hours and raised many eyebrows, but we never figured out the story behind it.”

Some homeowners and some work crews choose to leave signatures and items behind as well, Mr. Anderson added. “When we renovate houses we encourage clients and their families to create and leave time capsules inside the house somewhere, something to be discovered when walls and ceilings are opened up in 50 to 100 years.”

Construction crews also routinely sign wall framing, knowing it will be covered up. “Years ago a client told me of the tradition of placing foreign coins under the basement floor slab that it would bring wisdom from around the world into the home,” Mr. Anderson said. “I’ve never researched the tradition, but we’ve done this on numerous projects, as an opportunity to pause and celebrate a moment or milestone during construction.”

When Mr. Kennedy began working on Ms. Harrison’s 1816 house, a carpenter’s signature from 1921 was found on an attic window frame. Also discovered: a time capsule from the 1990s that included a note from the 9-year-old girl then living there.

Kim Gordon, a designer in Los Angeles who specializes in renovating 1920s-era homes, collects items she finds in the process and creates a small package she places in a wall when the project is done, sometimes with the owner’s knowledge, sometimes not. Inside a wall in a house from 1905, the oldest she’s yet renovated, she found a small sterling-silver medallion of the Virgin Mary, on a bit of chain. “It was very detailed, a beautiful, beautiful piece,” she said. After completing the renovation, she placed it into a small fabric pouch, added some crushed seashells, pebbles and a clay figure, and tucked it back inside a wall.

She collects small objects at flea markets “that speak to me” and keeps them for use in future packages during renovations. “It’s an anchor in the space,” she said. “I’ve given the house an intention.”

And, of course, commercial projects that require major excavation routinely unearth all kinds of things. But the 19th-century ship discovered in May 2016 in Boston, and the ancient elephant bones found in November of that year in Los Angeles during excavation work on the Wilshire/La Brea Station for the Purple Line Extension subway, were of jaw-dropping significance. The subway extension, a Skanska-Traylor-Shea project, produced teeth, tusks and a partial skull of at least two of the extinct mammals.

In Boston, another Skanska team at work on a 17-story office tower had been on site for more than eight months, and was six to eight weeks into the excavation phase when it revealed a ship, sunk between 1850 and 1880, that still contained barrels of lime and items including knives, forks and plates. It was about 20 feet down and approximately 500 yards from the current shore by the Institute of Contemporary Art.

It’s in “the heart of Boston and the heart of a major development” said Shawn Hurley, the chief executive and president of Skanska USA commercial development. “We didn’t know what it was at first, but the employee who saw it was smart enough to stop construction.”

It was a sunny day. Skanska’s offices overlook the site and excitement grew as staff members realized, “We’ve got the real deal!” he recalled.

Suddenly encountering a piece of history can be a shock.

“I felt kind of amazed. I’ve never seen anything like it,” said Mr. Hurley, who then immediately faced a host of questions: “What do we need to do here? What are the next steps?”

The importance of their accidental find was confirmed, he said, as city and state archaeologists agreed it was the most significant find of their careers. “We probably had a team of seven or eight archaeologists on-site for a week. They were ecstatic.”


Стенограмма

BASCOMB: The colonists in New England faced an uphill battle in turning the region&rsquos vast forests into farmland. They had to fell massive trees and contend with rocks strewn throughout the soil they aimed to plow. So, stone by stone, they stacked the rocks left over from glaciers into waist-high walls. Each year frost heaves pushed still more stones to the surface, which some of those early farmers said was the work of the devil.

Generations later, farmers returned time and again to repair the walls as the years went by. That&rsquos the subject of Robert Frost&rsquos famous poem, The Mending Wall, read here by the poet himself.

FROST: Mending Wall
Something there is that doesn't love a wall,
That sends the frozen-ground-swell under it,
And spills the upper boulders in the sun
And makes gaps even two can pass abreast.
The work of hunters is another thing:
I have come after them and made repair
Where they have left not one stone on a stone,
But they would have the rabbit out of hiding,
To please the yelping dogs. The gaps I mean,
No one has seen them made or heard them made,
But at spring mending-time we find them there.
I let my neighbour know beyond the hill
And on a day we meet to walk the line
And set the wall between us once again.
We keep the wall between us as we go.
To each the boulders that have fallen to each.
And some are loaves and some so nearly balls
We have to use a spell to make them balance:
"Stay where you are until our backs are turned!"
We wear our fingers rough with handling them.
Oh, just another kind of out-door game,
One on a side. It comes to little more:
There where it is we do not need the wall:
He is all pine and I am apple orchard.
My apple trees will never get across
And eat the cones under his pines, I tell him.
He only says, "Good fences make good neighbours."
Spring is the mischief in me, and I wonder
If I could put a notion in his head:
"Why do they make good neighbours? Isn't it
Where there are cows? But here there are no cows.
Before I built a wall I'd ask to know
What I was walling in or walling out,
And to whom I was like to give offence.
Something there is that doesn't love a wall,
That wants it down." I could say "Elves" to him,
But it's not elves exactly, and I'd rather
He said it for himself. I see him there
Bringing a stone grasped firmly by the top
In each hand, like an old-stone savage armed.
He moves in darkness as it seems to me,
Not of woods only and the shade of trees.
He will not go behind his father's saying,
And he likes having thought of it so well
He says again, "Good fences make good neighbours."


A New Hampshire stone wall in winter. (Photo: Steve Curwood)

CURWOOD: Those stone walls of Robert Frost&rsquos verse still exist in Southern New Hampshire, as do thousands like it across New England. Made mostly of granite, these walls serve as windows into the geological and cultural history of the region. I went for a walk through an old farmstead with a stone wall expert to learn more.

CURWOOD: So, we're here in Nottingham, New Hampshire, at a 1755 farmhouse. It's surrounded by stone walls, and we're joined now by Robert Thorson. He's a professor of geology at the University of Connecticut. And he's author of &ldquoStone by Stone: The Magnificent History in New England's Stone Walls&rdquo. Welcome to Living on Earth, Professor.

THORSON: Thank you. It's a pleasure to be here.

CURWOOD: So, how did you first get involved studying stones?

THORSON: Well, I moved here from Alaska, and I had grown up in the sort of Scandinavian Midwestern upper Midwest heritage where you don't see any stone walls whatsoever and I moved here from Alaska in 1984. And I thought, well, I'm hired as a landscape archaeologist and a geologist and a scientist to teach. And I thought, I better go get myself a look at stone walls. And so I went to the Natchaug State forest, which is nearby in eastern Connecticut where I was working. And I just started walking a traverse. And I was going up over one after another, and another and another stone walls, and it just struck me that day. What are these things? Why are they the size they are, the color they are, the mass they are, the continuity they are, the pattern they are. all those questions that a trained scientists would ask about them.

CURWOOD: So, stone walls are all over the region. Who made these walls?

THORSON: If you're talking about the abandoned field farm landscape of the 19th and 18th century, then almost entirely, it's the people who own the land and were using money from the land to do things. If you're talking about the Gilded Age or 1920s or Edwardian or even late Victorian, when you get past the zenith of New England's agriculture, then most of the walls are being built by immigrant work parties for very low pay, but the money came from somewhere else. And so you end up with a nice, tidy, long, uniform degree of construction that an architect might recognize. The walls that I like are the ones built by the people on the land, because there's an ecological component to them, a human ecological component.


Robert Frost (1874 &ndash 1963) was a prolific American poet whose work included, &ldquoThe Road Not Taken,&rdquo &ldquoFire And Ice,&rdquo and &ldquoMending Wall.&rdquo (Photo: Walter Albertin, Wikimedia Commons via U.S. Library of Congress)

CURWOOD: Let's go up the wall a little further, because I want to ask you about the ecology of what's in these walls today.

CURWOOD: So, many of these stone walls obviously were abandoned. This farm stopped farming livestock probably a century and a half ago. But you say that these are important parts of our ecosystem. What makes them so important in the ecosystem?

THORSON: Well, if you look at the stone wall right in front of us, you don't see any surface moisture, and you never will, unless it's raining or you're getting snow melt. These are very, very dry. They're effectively deserts. They're hollow, open spaces that animals can live that don't exist on the woodland floor. It's also a corridor. If you wanted to move along your territory and you were a fox, or you were a squirrel, or you were a cat, a bobcat or a fisher cat, you could cruise along the top of the wall and see more. You would be more exposed if you were a predator. If you were prey, you'd likely scurry along beneath the edge of the wall, and you get cover. So, as boundaries, as corridors, and as habitat, stone walls have a life all their own.

CURWOOD: And the geologic story here?

THORSON: Well, if you accept that human beings are geologic agents - which I do, being the strongest one - then they're part of that geologic story. If you were to just say, OK, what happened here since glaciation, we're about it. I mean, glaciation and then human activity, those are the two dominant events that have happened here on the landscape to shape and change the landscape. It's not to say that other people didn't live here for a long time, but these are the main shapers, and one is glacial in origin, climatically driven, and one is human in origin, economically driven.

CURWOOD: Thor, talk to me about the famous stone walls here in New England.

THORSON: I think the most famous one is Robert Frost&rsquos Mending Wall, because people in Iowa know about that wall. People in Florida know about that wall, and it's one of New England's real treasures, that poem. And I've been to Derry a number of times, and I've talked there and explored and investigated the mending wall. It turns out the Mending Wall is a combination of two different walls. That poem was written when Frost was in England. It was one of his earliest ones and he's writing it from memory. And he garbled together two things, whether intentionally or not, that are really important to the New England psyche. One of the ideas, the maintenance, structure, order, you know, keeping stone on stone, mending the wall, and the other, of course, is territorialism, the fences that we erect between ourselves in our communities and otherwise. And he really dwells nicely on both of those. The Mending Wall, the poem, has both the boundary wall and the precarious stones as round as balls are loaves, but the actual walls on that property are very distinct. One is a boundary and one is a place where you can hardly stack a stone, and they don't map on top of each other.

CURWOOD: Philosophically, what do you think if his point that there's something that doesn't like a wall?

THORSON: That something is all of nature itself that doesn't like a wall, because a wall is created with intent by human beings. For whatever reason, it's going to come down, and to me, that's nice. I love the old, abandoned, lichen-crusted closed canopy forested walls in the age of the Anthropocene because they tell us that in some places, the Anthropocene impact is already being re-healed. And the wildness seeking person in me likes seeing that.


Robert Thorson (left) and Host Steve Curwood examine a rock from a wall in New Hampshire. (Photo: Jenni Doering)

CURWOOD: So some would say that stone walls helped win the American Revolution. Why would they say that?

THORSON: The number one reason that they would say that would be because the colonists, the ragtag Minutemen, used the walls for cover, and they were very hard to pick off by the British marching in columns down the road. On a deeper level, you could argue that the walls are expedient parts of the farms that gave the beef and the butter and the bacon and the bread that fed those armies. We know that armies don't march on an empty stomach. Also, I think there's a territorial boundary element. I think that just seeing a stone wall, makes you feel more secure, it makes you feel enclosed. It makes you feel contained. It makes you feel separate. So, you could say that, at a psychological bedrock level, they helped with the idea of separateness.

CURWOOD: Robert Thorson is a professor of geology at the University of Connecticut. Thor, thanks so much for taking the time with us.

THORSON: It's been a pleasure. What could be nicer than being in the woods with surrounded by stone walls?


Dry Stack Walls: A Disappearing Piece of American History - 2002-03-05

Old rock walls, many dating to the 19th century, line roads and divide pasture land throughout the American mid-south states of Kentucky and Tennessee. But many of these stone structures, which were built without any mortar, are being torn down and, as Terri Smith reports, local activists fear the picturesque charm of their region will disappear with them.

George Patterson knows how to make dry-stack rock walls. It's a craft he learned in his native Scotland. Since moving to Nashville five years ago, he has found a niche as one of the few masons who practice this mortarless method of building rock walls. Like a house of cards that relies on perfect balance to remain standing, these walls some of which are 150 years old - consist of rocks sculpted and placed so that they stand solely due to weight and surface friction. On this breezy day, Mr. Patterson works on restoring a dry stack wall in a history-rich suburb of Nashville.

"It's a craft that's been going on throughout the world for hundreds of years, really. You know, some of the Incas were great builders of dry stack walls. It's a pity that people don't keep them up - that's the big thing," Mr. Patterson says.

Often referred to as "slave walls," most of the rock walls in middle Tennessee were actually built by Irish and Scottish immigrants in the 19th century. When masons built walls for plantation owners, they were probably assisted by slaves who gathered stones and helped with digging. Many of those slaves went on to become masons themselves after they were freed. Although no one knows exactly how many of these walls remain, historians and preservationists agree that a count needs to be made. Mary Alisons Haynie, a Doctor of Arts student at Middle Tennessee State University, says the walls were originally erected to divide property and contain animals.

"They have to be high enough that a horse won't jump over them or deep enough they are built on top of a foundation that goes into the ground so pigs wouldn't root through them. Beyond that there are significant differences. As you can see, the stone wall we're looking at is 2 layers deep, so they can come in different depths and different heights and the stones here are very thick and heavy and they're very much the same size throughout," Ms. Haynie explains.

Because they are such a central part of this region's traditional landscape, many Tennesseans feel if the walls disappear so will much of the state's charm.

"Rock walls, old hedgerows of trees, fence roads - these are integral parts of the tapestry of Tennessee. If we don't do things [to protect them], we will look like anywhere, USA," Laura Turner says.

Two years ago, activist Laura Turner helped shepherd a resolution through the state legislature, which recognized the historic value of rock walls. The resolution called on the Tennessee Historical Commission to identify stone walls worthy of preservation and to develop criteria for their protection. The commission was also asked to come up with standards for moving and rebuilding walls when saving them wasn't an option. But a resolution is not a law, so there are no Penalties for tearing down walls and no state resources to pay for a survey of the walls that are left.

About a year after the resolution passed, Ms. Turner began an effort to convert the document's sentiment into legislation to protect stone walls along public roads. She says the Tennessee Department of Transportation or T-DOT voiced its opposition.

"They assured us that they did not take down rock walls and that they were very careful about that and that we did not need this bill. A few months later, I got an emergency call, 'The wall on Hillsboro Road is being bulldozed down' and within three hours, TDOT took down a wall that experts say dates back to 1850," Ms. Turner says. That dramatic event inspired Senator Douglas Henry to step up to the plate again. He had sponsored the original resolution, and now encouraged the Tennessee Historical Commission to act on it to quickly draft standards for protecting Tennessee's rock walls. While the discussions of what those standards should be have been progressing smoothly, T-DOT's Assistant Chief Engineer Dennis Cook says everyone agrees the day to day use of the criteria will be the challenge.

"The criteria can't say no stone walls shall be removed. We can't live with that because of safety and other things. The criteria have to have some flexibility," Mr. Cook says.

For now, T-DOT has agreed that anytime road surveyors find a long stretch of well-preserved rock wall with historic value, the department will inform the community before proceeding.

Those who admire Tennessee's stone walls agree that until legislation is passed that mandates their protection, public pressure will be just as important in keeping these walls standing as the artfully crafted pressure between the rocks themselves.


Walls of Ston - History

mv2.png/v1/fill/w_193,h_125,al_c,usm_0.66_1.00_0.01,blur_2/City%20Walls%20in%20Christ's%20Time%20(Medium).png" />

History of the Walls of Jerusalem
The First Walls Were Built by the Canaanites

Long before the Israelites entered the Promised Land, the Jebusites lived securely within the walls of Jerusalem. The city was blessed with natural valleys around it that made it easy to defend. The city walls and its fortress provided additional protection.

mv2.png/v1/fill/w_191,h_124,al_c,usm_0.66_1.00_0.01,blur_2/City%20Walls%20Canannite%20Period%20(Medium).png" />

David Conquered the Jebusite City and Enlarged the City Walls

God was with David and allowed him to capture Jerusalem from the Jebusites. Later, he built additional walls to fortify the city. The Gihon Spring was outside the city at this time. The city would become known as the City of David.

2 Samuel 5:6&ndash10: And the king and his men went to Jerusalem against the Jebusites, the inhabitants of the land, who said to David, &ldquoYou will not come in here, but the blind and the lame will ward you off&rdquo&mdashthinking, &ldquoDavid cannot come in here.&rdquo 7 Nevertheless, David took the stronghold of Zion, that is, the city of David. 8 And David said on that day, &ldquoWhoever would strike the Jebusites, let him get up the water shaft to attack &lsquothe lame and the blind,&rsquo who are hated by David's soul.&rdquo Therefore, it is said, &ldquoThe blind and the lame shall not come into the house.&rdquo 9 And David lived in the stronghold and called it the city of David. And David built the city all around from the Millo inward. 10 And David became greater and greater, for the Lord, the God of hosts, was with him.

mv2.png/v1/fill/w_186,h_121,al_c,usm_0.66_1.00_0.01,blur_2/City%20Walls%20time%20of%20David%20(Medium).png" />

Solomon Adds to the Walls of the City

After David died, Solomon built the temple upon the threshing floor of Araunah. He enlarged the Temple Mount Platform and added walls from the City of David to the Temple Mount.

mv2.png/v1/fill/w_191,h_124,al_c,usm_0.66_1.00_0.01,blur_2/City%20Walls%20time%20of%20Solomon%20(Medium).png" />

Hezekiah Builds a Large Broad Wall

In 701 BC, the Assyrians, headed by Sennacherib invaded Judah, the Southern Kingdom of Israel, because of their disobedience to God. According to an Assyrian stele found in the ruins of the royal palace of Nineveh, Sennacherib conquered 46 cities in Judea prior to attempting to conquer Jerusalem.

God allowed most of Judah to be conquered but protected Jerusalem because of Hezekiah&rsquos obedience to Him. As Hezekiah began to prepare for what he knew would be a terrible siege by a merciless Assyrian war machine, he had to figure out how to protect his people. This meant building new defenses.
During the time of Hezekiah, Jerusalem&rsquos urban population had grown far outside the old walls of the city and were unprotected. King Hezekiah fortified the existing walls of the city and built a new wall in a rapid manner to protect those living outside the city walls.

2 Chronicles 32:5: He set to work resolutely and built up all the wall that was broken down and raised towers upon it, and outside it he built another wall, and he strengthened the Millo in the city of David. He also made weapons and shields in abundance.


Hezekiah&rsquos new wall measured about 22 feet wide (7 m.) by 25 feet high (8 m.). It was a massive undertaking and measured around 2.5 miles (4 km.) in length.
A portion of the wall was discovered in the 1970s by Israeli archaeologist Nahman Avigad and dated to the reign of King Hezekiah (716&ndash687 BC). It was called &ldquoHezekiah&rsquos Broad Wall&rdquo by archaeologists because of its width.

Hezekiah also built a water tunnel in order to keep the water from the Gihon Spring inside the city walls so the Assyrians couldn&rsquot cut off the water supply (2 Chron. 32:3&ndash4). The curving tunnel is 583 yards (533 m.) long and has a fall of 12 inches (30 cm.) between its two ends. It was chiseled from both ends to the middle at the same time. It took the water from the Gihon Spring under the mountain to the Pool of Siloam below the city.

mv2.png/v1/fill/w_190,h_123,al_c,usm_0.66_1.00_0.01,blur_2/Hezekiah's%20Broad%20Wall%20Map%20History%20(Mediu.png" />

Nehemiah Rebuilds the Walls

When the Babylonians conquered and destroyed Jerusalem in 586 BC, they also destroyed the walls and burned the gates with fire. However, God sovereignly moved in the heart of Artaxerxes, king of Persia, to allow Nehemiah to rebuild the walls later on.

Nehemiah 1:1&ndash3: Now it happened in the month of Chislev, in the twentieth year, as I was in Susa the citadel, 2 that Hanani, one of my brothers, came with certain men from Judah. And I asked them concerning the Jews who escaped, who had survived the exile, and concerning Jerusalem. 3 And they said to me, &ldquoThe remnant there in the province who had survived the exile is in great trouble and shame. The wall of Jerusalem is broken down, and its gates are destroyed by fire."

The rebuilding and repair of the wall was a miracle.
Nehemiah 6:15&ndash16: So the wall was finished on the twenty-fifth day of the month Elul, in fifty-two days. 16 And when all our enemies heard of it, all the nations around us were afraid and fell greatly in their own esteem, for they perceived that this work had been accomplished with the help of our God.

Nehemiah didn't change the existing walls of Hezekiah, but just repaired those that existed.

mv2.png/v1/fill/w_191,h_124,al_c,usm_0.66_1.00_0.01,blur_2/City%20Walls%20Nehemiah%20Time%20(Medium).png" />

Hasmonean Wall Addition

The Jews gained their independence from the Seleucid Empire in 164 BC. under the Maccabees and Hasmoneans.

At this time, Jerusalem began to be rebuilt along with its walls. During the Hasmonean period 164&ndash63 BC, a wall was added to the northern part of the existing wall. It would be this city layout that would exist during the time of Christ.

mv2.png/v1/fill/w_192,h_125,al_c,usm_0.66_1.00_0.01,blur_2/City%20Walls%20in%20Christ's%20Time%20(Medium).png" />

Agrippa I Wall Addition

Agrippa I began the construction of an additional wall of the city which was completed just at the beginning of the First Jewish&ndashRoman War in 66 AD. This would be the largest area the city walls would encompass.

mv2.png/v1/fill/w_192,h_125,al_c,usm_0.66_1.00_0.01,blur_2/City%20Walls%20Agrippa%20I%20(Medium).png" />

The City Walls Today

In the 16th century, Suleiman decided to rebuild the city walls on much of the remains of the ancient walls that already existed. They were completed in 1538 and are the walls that exist today.

mv2.png/v1/fill/w_192,h_125,al_c,usm_0.66_1.00_0.01,blur_2/City%20Walls%20Today%20(Medium).png" />


New England Stone Wall History

Most fences in early colonial Massachusetts were a combination of stone and wood, usually reaching four to five feet high. These stonewalls were dry, made without mortar, as the limestone needed for the bonding mortar was an extremely limited commodity. Any available limestone was used either for house plaster or for restoring soil.

A stone fence surrounding the colonial animal pound in Atkinson, NH.

Stone fences typically surrounded cemeteries, cow pastures , farms, or animal pounds According to Allport, by the early 1650’s the colony of Massachusetts had already enacted legislation mandating farmers to build fences to a minimum height to separate their livestock from other farmers’ crops or a neighbor’s prized livestock. Most towns in colonial Massachusetts had fence requirements between four and five feet. К

enforce these regulations each town was to employ at least two “fence viewers”. (for example, see the Town Minutes in Sarah O’Shea’s research paper). The responsibility of the fence viewer was to monitor all fences in the community in regards to both height and condition. Fines would be levied if the standards were not maintained. Eventually, town pounds were built for livestock that strayed onto other farmers’ properties. The pound keeper set the fine to be paid before the offending livestock could be “bailed out” to its owner.

Using a rope, students recreated a Gunther’s chain that would be used to measure the amount of stone necessary to build their wall.

In colonial Massachusetts all fence measurement requirements were in units called “chains” or “perches”. The term “chain” originated from the surveying invention of Englishman Edmond Gunther in 1620. Gunther’s chain is a predecessor of the tape measure. The chain was sixty-six feet long, consisting of 100 links measuring approximately 7.92 inches apiece. Many modern day units of measure, including furlongs, acres, and miles, are based on Gunther’s sixty-six foot chain. (See Gunther’s chain conversion chart).

Комментарии

Looking for some-one to talk to a small group about stone walls at the Historic WInslow House Marshfield MA in 2020. We are a 501c3 non profit and our membership is dedicated to the mission to preserve and protect the c1699 Historic House. We hols lectures during our season May-Oct. We do not have much of a budget but I would be able to pay a small stipend.

Hi Regina,
The Hamilton-Wenham Garden Club hosted a fabulous talk on stone walls with author and stone wall builder Kevin Gardner. It was FANTASTIC. He’s a spell binding speaker and built a mini stone wall during his presentation. I took pictures of stone walls in our community and he analyzed and dated them.


The story behind our stone walls

Driving on the Massachusetts Turnpike recently after a light snowfall, I noticed a lot of stone walls in the woods. Snaking across hills and valleys, they stood out in stark contrast to the rest of the landscape. What struck me was how many long-abandoned walls there were.

Driving on the Massachusetts Turnpike recently after a light snowfall, I noticed a lot of stone walls in the woods. Snaking across hills and valleys, they stood out in stark contrast to the rest of the landscape. What struck me was how many long-abandoned walls there were.

I began to look for them and I wondered who could have made the obviously great effort to move all of those stones in an area that seemed to be in the middle of nowhere.

Curiosity led me to Robert Thorson's book, "Exploring Stone Walls: A Field Guide to New England's Stone Walls." In it, Thorson explains the purpose and types of the many stone walls that line the land around us. He sorts them by age, style, materials and function, and he explains why stone walls were important in our early history. Thorson also makes the case that ancient walls are still significant today, serving to maintain and preserve a healthy ecosystem.

I do a lot of walking in remote areas of the Cape, and I'll occasionally come upon an old stone wall with no apparent connection to any human habitation. But nearby, I'll spot a cellar hole or perhaps a group of lilac bushes or some clumps of iris — a giveaway that the place was once a family farm. I'll sit on the stones and try to imagine the lives of the people who long ago worked to build a life in the woods.

In their day, the atmosphere of their work place wasn't broken by a single sound that wasn't part of nature. No trucks, power saws, or tractors. In my mind, I see a man hauling pieces of granite cobble on a wooden sled behind a draft animal and levering them carefully into a boundary of stone. He works with quiet determination to complete a section before the last remnant of daylight is gone.

Most of the stone walls on Cape Cod are found north of the Mid-Cape highway. Geologists tell us that the glacier that shaped the peninsula thousands of years ago dropped the bulk of rocks and boulders along the spine of Cape Cod. Similar rock deposits are also found along the western edge of the Cape from Pocasset south toward Falmouth. Much lighter materials comprise the south coast of the Cape and that is why there are fewer old stone walls there.

Dig a hole in East Dennis or Brewster and you will find rock. In South Yarmouth or Harwich Port, there will be very few. One of the finest examples of a well-maintained stone wall complex is at the Jenkins farm in West Barnstable off Pine Street. Here, tons of cobbles comprise an almost chest-high stone barrier enclosing old fields and pastures. Deeper in the woods south of Shawme Pond in Sandwich, the remnant of an old wall, now almost covered with decayed material, defines a woodland path near a stone foundation. Once it was a homestead. Now it is place for squirrels and an occasional red fox.

New England saw the rise of many small farms in the 18th century. Abundant stone provided material for walls to close off fields and define land holdings. After the Civil War, there was an out-migration of people from these farms to the newly opened American west. Abandoned buildings fell into ruin and trees reclaimed the pastures. Today, there are more trees in New England than there were 200 years ago. The farms are gone but the stone walls remain, causing the occasional hiker who might happen by to question who it was that built them.

In a sense we can think of these walls as our pyramids, not dedicated to the Gods but rather, standing as testaments to the strength and endurance of the ordinary people who first came to settle this land.